«Золотая пчела»: полет над пропастью

В Москве с 8 по 20 октября 1996 г. прошла «Золотая пчела 3» — Московская международная биеннале графического дизайна. На том же месте, что и в октябре 1992 г. и в октябре 1994 г. — в Центральном Доме художника на Крымском валу. Только первая выставка проходила на антресольном этаже, вторая — на втором, а третья — на третьем этаже. Все как положено*. И порядковый номер позволяет говорить о третьей биеннале как об очередной. Но тем не менее каждая «Золотая пчела» проходит как первая. И может стать последней в нашей непредсказуемой стране. В прежние времена не верилось, что такие выставки у нас вообще могут быть. Теперь не верится, что они есть, каждый раз это все еще — как чудо.

 

 

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Соотносясь с идеей журнала, следует, наверное, рассказать прежде всего о том, как это было. Но как про это рассказать, я и сам не знаю.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

За чудеса полагается быть благодарным Господу Богу и людям, которые старались помочь. Но у помогающих порой странный обычай — спасать лишь до середины реки, а дальше —выбирайся сам. Да и Господь Бог, случается, в воспитательных целях поступает так же. Так что чудеса эти даются чудовищным трудом.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Может быть, завтра в России начнется бум на дизайн. Имена звезд мирового дизайна завтра станут столь же популярными, как сегодня имена политиков, а вчера кинозвезд. И дизайнерские форумы будут проводиться, как Московские кинофестивали. Может быть, завтра. Но сегодня проведение «Золотой пчелы» — дизайнерского фестиваля, имеющего статус профессионального турнира графиков мировой квалификации, проходящего под эгидой ICOGRADA (Международный совет национальных организаций по графическому дизайну) и IBCC (Координационный комитет международных биеннале) — полет над пропастью.

За то время, что прошло с момента проведения второй московской биеннале, журнал Greatis, учредивший «Золотую пчелу», успел стать историей, собрав, правда, богатый урожай дизайнерских наград. На XV биеннале графического дизайна в Брно в 1994 г. Владимир Чайка получил Бронзовую медаль за вариант логотипа журнала. Затем вместе с другими работами Чайки — плакатами и знаками — дизайн журнала Greatis был удостоен Государственной премии Российской Федерации за 1995 год в области литературы и искусства. На ХVI биеннале в Брно Greatis получил главную специальную награду — Премию имени Альфонса Мухи. А на выставке в Дании, проходившей в рамках программы «Копенгаген —культурная столица Европы 1996 года», Greatis демонстрировался как один из шести экспонатов, ассоциирующихся с дизайном России.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Однако тем временем журнал перестал финансироваться издателем и прекратил свое существование. А вслед за этим потерпел крах и сам издатель - некогда могучее рекламное агентство «Грэйтис», спонсировавшее и «Золотую пчелу». Между тем адрес уже несуществующего агентства вошел в международные справочники как координаты «Золотой пчелы» и был опубликован в ряде объявлений о третьей биеннале. Судьба фестиваля повисла на волоске.

В некотором смысле место «Грэйтиса» заняла полиграфическая фирма «Линия График», предоставившая угол своего офиса на Калужской (Октябрьской) площади под штаб-квартиру «Золотой пчелы» и отпечатавшая приглашения участникам биеннале. Спасибо «Линии», только этого было мало.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Уже вторая «Золотая пчела» проводилась при государственной поддержке: Министерство культуры Российской Федерации оплачивало аренду залов ЦДХ. Спасибо Министерству —оно оценило уровень мероприятия и для третьей «Пчелы» запланировало деньги не только на аренду залов, но и на каталог. Однако время шло, финансирование не открывалось. Сначала стало ясно, что с мечтой о каталоге к вернисажу (как это принято на других биеннале) придется расстаться. «Но про залы не волнуйтесь, — уверяли в Министерстве. — Залы - это святое, их мы оплатим». Но гарантийные письма Министерства культуры оказались филькиными грамотами: в последний момент, когда ничего нельзя уже было отменить, оказалось, что денег у государства на международный дизайнерский фестиваль нет и не будет. Другие государственные и общественные организации, отвечающие за развитие дизайна в стране, — Союз дизайнеров России, Академия графического дизайна и Всероссийский НИИ технической эстетики, записавшиеся в титульные данные «Золотой пчелы» — оказались не более состоятельными организаторами, чем Министерство культуры Российской Федерации.

А выставка была уже почти готова — спасибо международному дизайнерскому сообществу, ведущим мастерам из тридцати восьми стран мира, приславшим на конкурс свои работы, несмотря на то, что мы долго морочили им голову, меняя и сроки, и адреса. Отборочный комитет тщательно собрал выставочную коллекцию. Члены международного жюри уже сообщили время прибытия и номера своих рейсов. Однако собственный полет «Пчелы» в очередной раз готов был прерваться.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Была еще надежда на «Премьер СВ» — его генеральный директор Сергей Бондарчук обещал выручить биеннале. Но в последний момент решил, что «Золотая пчела» — конкурент Московскому международному фестивалю рекламы, которому «Премьер» негласно покровительствует. «Что в общем-то странно, — писал про это «Коммерсант-Daily» (Ь172) — самые нелепые и маргинальные затеи находят своих покровителей, крупные российские рекламные агентства регулярно устраивают пышные фестивали, где щедро награждают десяток участников. А средства для престижной «Золотой пчелы», получившей статус международного конкурса высшей категории, собираются «в складчину» по мелочам. Думается, это происходит не от злого умысла потенциальных спонсоров, а от их нерасторопности и невежества». Последняя фраза относится еще и к «Би Лайн» - президент Дмитрий Зимин оценил предложение о дружбе «пчел» («Би Лайн» - «пчелиная линия») и дал согласие стать генеральным спонсором «Золотой пчелы», но рекламная служба сделала все, чтобы спустить это решение на тормозах и в конце концов преуспела в этом.

И все же биеннале каким-то чудом состоялась. Центральный Дом художника переоформил аренду залов по тарифам для частных лиц, и биеннале прошла как моя персональная выставка, оплаченная «из личных средств», — пришлось пойти с шапкой по кругу, и спасибо всем, кто подал.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Но главное — не финансовые вклады, а вклады в виде собственной работы, продукции, материалов, информационной и моральной поддержки. Рекламное агентство «Август Борг» взяло на себя оперативную связь с собиравшимися в дорогу членами жюри. Фирма «Биоинъектор» изготовила комплект наград биеннале. Компания «Дубль В» дала знаменитую цандерсовскую бумагу для пригласительных билетов, буклетов, дипломов и плакатов «Золотой пчелы», спроектированных Владимиром Чайкой и превосходно отпечатанных «Линией График». МГИМО предоставило студентов-переводчиков. Студии «ПРО дизайн» и «КВАДРАТ» дали экспозиционное оборудование, квалифицированных рабочих. Трогательно, что из Харькова специально за несколько дней до открытия приехали студенты художественно-промышленного института, активисты харьковской международной триеннале «Четвертый блок» — помогать с монтажом.

Вот так — всем миром, по-русски, удалось не только спасти «Золотую пчелу», но и вывести ее на новый уровень, позволяющий более отчетливо проявить специфику нашей биеннале, ее отличия от других мировых фестивалей.

В чем она состоит? С первой «Золотой пчелы» мы принципиально не ограничиваем количества принимаемых конкурсных работ, как это делается на других биеннале. Мы слишком долго были изолированы от остального мира, отделены от него железным занавесом, чтобы теперь позволить себе излишнюю привередливость. А дизайнерская профессия не может развиваться вне международного контекста. Дизайнеры всегда были иностранцами в нашей стране. И по самому наименованию профессии и потому, что лишь дизайнеры и иностранцы замечали, в какой грязи, хаосе и абсурде пребывает наш дурдом Россия. И теперь мы торопимся наверстать упущенное, увидеть своими глазами больше, как можно больше работ наших зарубежных коллег. Тем более, что это позволяют экспозиционные площади — подлинно российские просторы Центрального Дома художника.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Проведение «Золотой пчелы» в ЦДХ связано еще и со стремлением экспонировать дизайн в культурном контексте, в художественном пространстве, от которого он был у нас отделен сословными границами официозной иерархии, пребывая в некой культурной резервации. Так что «Золотая пчела» нацелена «поверх барьеров» не только межгосударственных, но и внутрикультурных, межпрофессиональных. Пчела летает, где хочет, и из самых невзрачных цветков добывает нектар. Так и «Золотая пчела» собирает со всех континентов и приносит нам мед лучших дизайнерских работ, которые извлекают красоту из самых обыденных, утилитарных предметов, преображая жизнь в культуру.

Если одним словом обобщать перечисленные черты московской биеннале, то это будет сугубо русское понятие — «широта». Но есть теперь у «Золотой пчелы» и другой аспект. Название «Голден Би» на международно-английский слух звучит как «Голден биеннале». И я решил показать на «Золотой пчеле» «все золото мира» — плакаты, удостоенные Гран-при, Золотых медалей или Первых премий на других международных дизайнерских биеннале и фестивалях за последние два года — биеннальный цикл. Обратился прямо к лауреатам, они прислали свои плакаты, и таким образом «Золотая пчела», последней пристроившаяся в ряд мировых турниров, собрала «сливки» лучших из лучших дизайнерских работ. В принципе это вполне традиционно для нашей истории: русские люди изначально ощущали себя по евангельской притче «делателями одиннадцатого часа», последними появляющимися на мировой арене, но в конце концов становящимися вровень с первыми. Ждать да догонять — нам к этому не привыкать. Присуждаемая на смотре золотых лауреатов награда — конечно, не межконтинентальный Суперкубок для абсолютного чемпиона мира. Чисто символически она обозначает выбор «Золотой пчелы» — наши собственные симпатии и предпочтения. И первым лауреатом этой награды, которая (благодаря переводчице Светлане Власенко) называется Golden Bee Loved, стал Сигео Фукуда с двухлистовым плакатом к собственной выставке (премированным Гран-при на Х1 Международной биеннале плаката в Хельсинки в прошлом году). А Координационный комитет международных биеннале специально для нашего суперконкурса учредил свой приз IBCC Award. Его обладателем стал швейцарский дизайнер Мельхиор Имбоден, чей красно-черный шрифтовой плакат «Kunst» получил до этого Золотую медаль на XV биеннале в Брно.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Дизайнеры не могут без того, чтобы время от времени не сдавать добровольные экзамены друг другу, а не богатому заказчику, без того, чтобы не иметь возможности оценивать себя по гамбургскому счету, не зависящему от внешнего успеха. Планку этого внутрипрофессионального счета на каждом фестивале устанавливает международное жюри. На этот раз жюри «Золотой пчелы» было как никогда многочисленным и представительным, достаточно сказать, что в его составе англичанин Алан Флетчер — культовая фигура в мировом графическом дизайне, может быть, после Сигео Фукуды, самое популярное имя в нем. В отечественном масштабе столь же легендарно имя Максима Жукова — основоположника «советской школы» графического дизайна 60-х — 70-х гг. Последние годы, а может быть, уже и десятилетия, он работает в Нью-Йорке, в издательстве ООН. Кроме Флетчера и Жукова в состав жюри входили: Фил Рисбек — основатель и директор Колорадской биеннале плаката в Форт-Колинсе (США); блестящий швейцарский плакатист Ральф Шрайфогель — золотой лауреат второй «Золотой пчелы»; итальянский дизайнер, профессор Джанни Бортолотти; известный японский график Фьюмихико Энокидо и, наконец, Владимир Чайка, лидер «новой волны» 80-х. — 90-х гг. В жюри произошли некоторые изменения по сравнению с первоначально объявленным составом, так как по разным причинам в Москву не сумели приехать Кен Кейто из Австралии, француз Жерар Пари-Клавель и Б.Мартин Педерсен (США). Произошедшие замены в целом не снизили уровень представительности жюри.

Однако одна потеря в составе жюри, к сожалению, невосполнима. Когда мы познакомились два года назад на Всемирной биеннале знака в Остенде с Йозефом Мюллер-Брокманном, восьмидесятилетним патриархом мирового дизайна, основателем знаменитой швейцарской школы графики, я рассказал ему, что он был заочным учителем и кумиром для целого поколения наших дизайнеров-шестидесятников круга Жукова — Аникста. И спросил его, кто для него был учителем. Мюллер-Брокманн ответил: заочно — Лисицкий, Родченко. Этот визит в Москву был бы первым в его жизни. Он ждал его и готовился к нему, но 30 августа внезапно, скоропостижно скончался. День открытия «Золотой пчелы» совпал с сороковинами Йозефа Мюллер-Брокманна. Вечная ему память.

Плакат был и остается в центре интереса московской биеннале. Однако после краха советского плаката этот вид дизайнерского творчества так и не получил у нас должного развития. Более актуален у нас сегодня другой фундаментальный жанр графического дизайна —фирменный знак, логотип. Благодаря компьютеризации профессии начинает набирать силу традиционно самая слабая, самая запущенная у нас область проектной культуры —шрифт. Поэтому «Золотую пчелу – 96» мы дополнили еще двумя конкурсными номинациями: «Логотипы» и «Шрифты». В каждой номинации международному жюри предлагалось присудить по одному Гран-при «Золотая пчела» и по несколько дипломов «Золотая пчела» (по-английски это выглядит красивее: Golden Bee Grand Prix и Golden Bee Awards — нет такой дистанции между главным и простыми призами). Предполагалось, что «простых пчел», т.е. дипломов, в плакатах может быть десять, а в логотипах и шрифтах — по пять. Впрочем, жюри всегда вправе изменить количество наград. Например, на первой «Золотой пчеле» жюри, чтобы не занижать планку мероприятия, сочло возможным из десяти предложенных поощрительных премий присудить только семь. На третьей «Золотой пчеле» произошло обратное. По предложению Алана Флетчера, который сразу отметил высокий уровень экспозиции, жюри увеличило количество дипломов во всех номинациях: в плакатах до пятнадцати, в логотипах до десяти, в шрифтах до семи.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Гран-при в номинации «Плакаты» в напряженной борьбе с театральным плакатом французской группы «Ле графист ассосиэ» выиграл японец Коичи Сато с серией своих волшебно светящихся плакатов. Еще пять японских плакатистов получили дипломы «Золотая пчела»: Кейдзо Мацуи, Син Мацунага, Кадзумаса Нагаи, Макото Саито и Сигео Фукуда. Четыре «Золотые пчелы» получила Германия: Чедомир Костович, Уве Лёш, Гюнтер Рамбов и Гюнтер Шмидт. По две — у Франции («Ле графисте ассосиэ» и Анник Орлеанж) и у России (москвич Юрий Сурков с авторским экологическим плакатом «Alter Eco» и питерцы Светлана и Александр Фалдины с социальным плакатом «R\Evolution»), по одной — у Италии (Франческа Виттурини) и у Польши (Тадеуш Пехура).

В номинации «Логотипы» Гран-при неожиданно выиграл молодой дизайнер Юрий Гулитов с рукописным логотипом для рекламного агентства «Ода» из Севастополя, откуда сам он родом. Еще три «Золотые пчелы» завоевали для России москвич Эркен Кагаров, Андрей Митин из Тольятти и Татьяна Чанкова из Подмосковья. По одной награде здесь получили Великобритания (Девид Хиллмен с ассистентами), Германия (Лех Древински), Китай (Ёнг Сяо), Франция (Пьер Бернар с коллегами), США (Ленни Соммезе), Япония (Коичи Сато) и Украина (десятилетний хакер из Харькова Саша Табориский, сын известного дизайнера Александра Табориского).

В номинации «Шрифты» на конкурс принимались лишь кириллические гарнитуры. Так что преобладание российских лауреатов здесь удивления не вызывает. Гран-при заслуженно достался Владимиру Ефимову — за его последний шрифт «Октава», разработанный для Библейского общества. «Золотые пчелы» получили Юрий Гулитов, Дмитрий Кирсанов, Сергей Новиков, Наталья Сажникова, опять Саша Табориский, Йовица Вельович (югослав, работающий в Германии), и Герман Цапф (Германия). Последний был награжден также Специальным дипломом имени Вадима Лазурского от Академии графического дизайна «в признание его выдающегося вклада в развитие искусства шрифта и типографики ХХ века». Дипломы Союза дизайнеров России получили Юрий Боксер и Андрей Кулагин, призы шрифтовой фирмы «ПараГраф» — Дмитрий Абрикосов, Анастасия Бабалян, Илларион Гордон, Виктория Григоренко. В специальных наградах значилась также премия фирмы «Линия График» — за наиболее органичное соединение понятий, входящих в ее слоган (Дизайн & Полиграфия). Первым ее лауреатом стал Кадзумаса Нагаи (Япония).

В Центральном Доме художника прошел также сопутствующий конкурс — «Zanders в России – 96» —для отечественных дизайнеров, работающих на бумаге этой всемирно известной немецкой фирмы. Жюри конкурса (Александр Коноплев, Борис Трофимов, Аркадий Троянкер и Александр Юликов) определило его лауреатов — ими стали Валерий Акопов («Лучший фирменный стиль»), Кирилл Пармон и рекламная фирма «Сорек-экспо» («Лучшее печатное издание»), Экспериментальная типография («Лучшее полиграфическое исполнение»).

Биеннале сопровождали также выставки «50 лет Победы» и «Адрес: Москва» (известные плакатные акции фирмы «Линия График»), «Паратайп» (шрифты фирмы «ПараГраф») и «Время Zanders» (знаменитые дизайнерские календари). А за пределами ЦДХ биеннале сопутствовали экспозиции «Из истории советского киноплаката» в галерее «Юнион» и «Новые русские деньги» в Галерее Марата Гельмана, придавая фестивалю объемность, многомерность, демонстрируя диапазон дизайнерской профессии.

Трем источникам, трем составным частям визуальной культуры был посвящен международный симпозиум «Плакаты, логотипы, шрифты, визуальная культура», который также входил в программу «Золотой пчелы» и состоялся 9–10 октября — спасибо Центру искусств «Столица» — в конференц-зале ЦДХ. Приятно было отметить присутствие на нем дизайнеров из Нижнего Новгорода и Тольятти, из Северодвинска и Одессы, из Петрозаводска и Красноярска.

«Золотая пчела»: полет над пропастью

Итак, праздник, который устроили себе и всем остальным настоящие дизайнеры, пир во время визуальной чумы, кажется, состоялся. Пресса подтвердила это.

«Огромный зал ЦДХ, заполненный сотнями больших плакатов, производит оглушающее впечатление. Выставка, в которой поучаствовал мировой дизайнерский генералитет, собрала и вправду замечательные работы, которые профессионалы и критики рассматривают с энтузиазмом неосведомленных граждан. Третья «Золотая пчела» была представительнее и интереснее предыдущих, хотя и рождалась в муках.» (Ольга Кабанова. Новый взлет «Золотой пчелы»//«Коммерсант-Daily» 1996, Ь172).

«Вернисаж «Золотой пчелы» походил на шоу: под звуки военного духового оркестра, исполнявшего попурри на темы мюзикла «Моя прекрасная леди», по залу, весело щебеча, бегали девушки в платьях-«кулечках» из разноцветной бумаги. Открытие биеннале обещало не скучное, сугубо профессиональное мероприятие, а яркую художественную акцию. Биеннале оглушила посетителей своим «разноголосием». Нынешняя биеннале отличалась от предыдущих не только тем, что участников стало больше, но еще и тем, что она превратилась в некое подобие «фестиваля фестивалейУ. Уподобившись пчеле, изображенной на логотипе, биеннале, как того и желали устроители, смогла преодолеть многие преграды и взлететь «поверх барьеров» самого разного рода — цеховых, корпоративных и национальных ( Андрей Толстой. «Пчела» летит поверх барьеров//«Итоги», 1996, Ь24).

«Для художников это не просто возможность показать себя и увидеть других, а серьезный допинг, благодаря которому их творчество поднимается на новую высоту. И все же организаторы «Золотой пчелы» сильно обеспокоены судьбой отечественного графического дизайна: по их мнению, он переживает сегодня засилье безвкусных заказчиков и часто рискует качеством в угоду количеству. Именно качество стало главным критерием отбора графических работ для биеннале, в которой участвуют представители 38 стран.» (Наталья Алякринская. Мёд и жало «Золотой пчелы»//«Общая газета», 1996, Ь40).

«Хотя «Золотой пчеле», конечно, еще трудно претендовать на серьезное международное значение. Она остается явлением в первую очередь российско-СНГшным» (Никифор Пингвинов. «Золотая пчела»: полет продолжается//«29», 1996, Ь5).

Продолжатся ли эти полеты во сне и наяву над российско-СНГшной пропастью? Кто знает?

Оцените эту запись блога:
«Я оформляю текст» - Максим Жуков.
Сколько стоит дизайн?

Читайте также:

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
15.12.2017
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Исторические фото