Триеннале графики и плаката «4-й блок»

26 апреля 1997 г. в Харькове открылась III международная выставка экологической графики и плаката 4-й Блок. В экспозиции представлены новые работы графиков-дизайнеров из Австрии, Австралии, Боснии, Бразилии, Великобритании, Германии, Канады, России, Румынии, США, Франции, Югославии, Японии и других стран.

Триеннале графики и плаката «4-й блок»

Эмблема мирного атома недавно еще красовалась повсеместно если не как серп и молот, государственный символ, то по крайней мере как герб советской науки, раскрывшей и упразднившей все тайны бытия, герб научно-технического прогресса, окончательно покорившего природу.

Триеннале графики и плаката «4-й блок»

Знак харьковской выставки «4-й Блок» работы Ани Пустоваровой, трансформировавшей эту привычную всем эмблему, показывает, как стройный, казалось бы, незыблемый порядок оборачивается вдруг разрушительным хаосом. Вот она на эмблеме—открывшаяся тайна, черная дыра, из недр которой хлынули горькие воды трагедии. Четвертый блок—четвертое измерение... Чернобыль—звучит как «черно-белое»—язык графики. Всегдашнее занятие графики — делать невидимое—видимым. Неосознанную хрупкость нашего бытия, тайную страшную силу радиации—и гордости, явной, осознанной, видимой. Чернобыль, четвертый блок... Почти как детская присказка: «четыре черненьких чертенка чертили черными чернилами чертеж». Четвертый блок—чертова чернильница. И чертеж оказался на весь мир. Зигзаги сумасшедшего атома—демоническая каллиграфия Чернобыля.

Эмблема Пустоваровой — камертон для всего, что делается, показывается по поводу Чернобыля. Она сама по себе исчерпывает вопрос, заданный мне самоотверженным организатором выставки «4-й Блок» Олегом Векленко: «Что может сделать графика перед лицом трагедии?» Что и всегда: символически и образно открывать смысл, призывать к мужеству и покаянию... Графическими листами, плакатами, слетающимися к организаторам выставки со всех концов света, скоро можно будет, наверное, покрыть всю Зону. И тогда Господь посмотрит, что мы поняли, почувствовали, научились ли чему-нибудь? И решит, пора ли трубить четвертому ангелу...

С. Серов,
президент Московской
международной биеннале плаката
«Золотая пчела»

Третья триеннале плаката и графики «4-й Блок» поразила как количеством, так и качеством выставленных работ. Кроме известных российских и украинских художников, участие в конкурсе приняли мегазвезды современного графического дизайна из Японии, Франции, Германии, США. Организаторы «4-го Блока»—творческая группа и музей-галерея с одноименным названием, председатель оргкомитета Олег Векленко и директор Валерий Скибицкий—сумели устроить настоящий праздник. На открытие триеннале приехали из Киева, Калининграда, Москвы, приехал Ян Райлих-младший, потомственный президент биеннале в Брно. Экспозицию оформили студенты Харьковского художественно-промышленного института, сотворив «нечто» из местных газет, картонных коробок, скотча и клея.

Публика на открытии была совершенно непохожа на московскую, обычно отмечающуюся на подобного рода мероприятиях: вездесущие студенты, рабочий народ, военные, школьники, любознательные старички и старушки. Такое разнообразие посетителей можно встретить в Москве только на выставках Глазунова & Шилова, но никогда на выставках графики и плаката. Вот сразу и приходят на ум слова про могучую объединяющую силу искусства.

После окончания церемонии открытия был праздничный вечер. Присутствующие, как и положено, говорили хвалебные речи в адрес триеннале и ее организаторов. Только Олег Векленко поднялся и сказал грустно, что пусть будут еще сотни и тысячи биеннале и триеннале, но только без него—устал. И все вокруг устали: тяжело делать большое дело, имея малые возможности. Немудрено: поддержки от государства нет, спонсоров почти нет, денег нет. Каждая триеннале—как последняя. Есть только хорошие отношения и друзья—они и выручают. Этим, конечно, сейчас никого не удивишь: многие достойные проекты существуют скорее вопреки обстоятельствам, нежели благодаря им. Но очень хочется верить, что так будет не всегда.

Харьков оставил чудесные воспоминания: весна, Пасха, запах молодой листвы, какое-то особое состояние. Мы пробовали прекрасное оксамитовое, что в переводе означает «бархатное», пиво «Оболонь», а Райлихи шутили по поводу «оксамитовой революции». Куда-то шли неторопливые харьковчане, кто-то лежал на траве в центре города. Вокруг царило необычайное спокойствие, казалось, что все собираются с силами для чего-то нового. Мы уверены, что энтузиасты из «четвертого блока» сделают свою четвертую триеннале. Успехов им!

 

 

Оцените эту запись блога:
Вадим Лазурский и его шрифт
Дэвид Карсон - The End of Print

Читайте также:

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
20.11.2017
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Исторические фото