Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

(Молодые, ищущие, перспективные ...)
Когда (для меня в который раз!) размышляешь о задачах дизайнеров печатных изданий, или (как иногда говорят) полиграфической продукции и оцениваешь результаты их работы у нас или за рубежом, хочется добраться до сути, до принципиально важного, до гипотетических основ совершенного механизма методики, управляющего их творческим процессом.

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

На мой взгляд, это необходимо знать и автору, и заказчику издания, безусловно — исполнителям заказа (тут и художник, и оператор, и полиграфист) и адресату-потребителю. При этом заказчик может избавиться от поверхностных и, следовательно, мелочных и ложных требований: не ставить на первый план ТкрасивостьУ, просто привлекательность, не связанную с глубиной цели и содержания проекта или, что бывает нередко, своим карандашиком начертать ТнечтоУ. Выставляя требования к дизайнеру (называемые проектным заданием), можно оформить их так, чтобы конкретность не утонула в частностях, а кристаллизовалась в общих и откытых формулах типа «привлечь внимание к ..», «показать ...», «побудить потребителя к ..», «привести к убеждению ...», «создать образы спокойствия, уверенности, надежности, достоверности ...», «найти парадоксальные формы» и т.д.; и внутренне приготовиться к принятию самых разных и часто неожиданных решений. Главное — не ставить дизайнера в жесткие рамки, не сковывать его действия.

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

Дизайнер, реализующий проект, опираясь на глубинные задачи с самого начала, по-колдовски смешивая чувственное и сухо иделогическое, приводя в равновесие рациональное и спонтанное, неизбежно пронизывая всё субъективным, только ему присущим опытом, манерой, стилем, предложит вариант визуальной формы с одной стороны, отвечающей требованиям заказчика, а с другой —ожиданиям потребителя. В действие будут приведены традицинные и оригинальные средства управления вниманием читателя-зрителя, и его контакт с изданием установится беспрепятственно. Двусмысленность и туманность образов могут быть устранены, если они вдруг не станут средствами трактовки темы, что встречается весьма редко. Профессиональная вооруженность дизайнера — свободное проведение творческого процесса, безукоризненное использование технических средств и развитое чутье к визуальному языку — может исключить иногда встречающиеся бесцеремонность заказчика и некорректные оценки.

Потребитель, читатель, зритель или адресат не всегда профессионально требователен к дизайну изданию. Его форму он, как правило, не анализирует. Скорее подсознательно воспринимает простоту и удобство пользования, если это есть, содержательность и целевую направленность, а также полноту или фрагментарность предложенной ему информации. Книга, журнал, каталог, справочник, рекламный листок или плакат воспринимаются им как данность, как вещь неибежная и столь завершенная, что критический взгляд на нее исключается. Только небольшой круг читателей обратит внимание на ущербность оформления, и то лишь при явном ее проявлении. Совсем редко, и только при небрежном дизайне, потребитель заметит главное (то, что меня сейчас беспокоит): соотвествует ли его интересам предложенное ему типографикой, архитектоникой, композицией и системой изобразительного ряда управление его вниманием к компонентам издания. Ну, а более широкий круг обратит внимание на недостаток и недостоверность информации.

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

Но все это вовсе не дает права забывать об интересах и особенностях читателя. Дизайнер должен стремиться представить себе ТпортретУ читателя. Прежде всего он видит его как коллегу, как равного ему члена общества, чуткого и умного, не ставит себя выше него, относится к нему с уважением. Дизайнер — лишь посредник между автором и читателем, посредник, который помогает через печатные формы передать содержание наиболее полно. Адресованные различным группам читателей по возрасту, профессиям, опыту чтения, целям обращения к различным изданиям дизайнерские решения будут различными. И тем не менее: у художника печатных изданий не должно быть задачи показать себя, свою оригинальность (ну, если только в иллюстрациях к художественной литературе). Его тихая радость от проделанной работы — комфорт читателя, а не мировая слава.

Но оставим в стороне заказчика и потребителя. Сейчас достаточно сказано о них для того, чтобы показать цепочку связи между автором, издательством, дизайнером и читателем. Можно только подчеркнуть, что главным звеном в этой цепочке является читатель, потребности которого получать рзнообразнейшую информацию через печатные издания определяют все: авторскую, издательскую и дизайнерскую работу.
Так что же управляет процессом проектирования? Повторяю: это глубинные задачи и определенный механизм для их решения. Главных задач — пять.

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

Первая — выявить для себя и сформулировать цель, с которой что-либо издается. Вторая — всемерно способствовать задуманному издателями характеру воздействия на читателя. Третья — очертить модель деятельности читателя или, если хотите, смоделировать виды и формы его контакта с объектом авторского плюс дизайнерского твочества. Четвертая — завлечь читателя в чтение и рассматривание издания. Пятая — обратиться к потребителю на функционально и эстетически оправданном современном графическом языке. Совсем коротко можно сказать, что надо ответить на вопрсы что и зачем издаем, чего хотим добиться от потребителя и как мы его подведем к пониманию цели и логики следования по изданию.

Обывательское представление о том, что художник украшает или оформляет издание, надо прочно забыть. Нет больше книг, журналов, деловых и рекламных изданий, где такой подход возможен. Я не собираюсь утверждать, что удельный вес дизайнерской деятельности во всех печатных изданиях одинаков, что он может быть легко сравним в прозаическом литературном произведении и, скажем, путеводителе по многоотраслевой выставке, хотя, строго говоря, там, где отработана малозаметная, но тонкая типографика и гармонизация форм наборного и пробельного материала, выверены пропорциональная и ритмическая системы, четко реализована ориентация читателя в текстах, — решалась дизайнером не менее трудная задача, чем в случаях создания броской поисковой сигнализации в каталоге или зазывной декоративности в рекламной листовке. Каждому изданию — свое.

Проектирование, на мой взгляд, должно начинаться с дифференциации изданий. Цель и характер его стоят на первом месте. Они, видимо, найдут отражение уже в проектном задании закзчика (обсуждаемом и уточняемом дизайнером). Затем следует проникновение в текст и визуальный ряд, их анализ. Тут просматриваются и смысловая сторона, и форма изложения, и образная система, и стиль ...Аналитическая деятельнось непременно нужна в предпроектный период.

Мало оценить конкретный текст, тему, образы; надо уделить время и внимание аналогичным изданиям, обратиться к Ткладовой памятиУ, эрудиции дизайнера. Что накопила история и цеховая практика? Что нас окружает? К чему стремимся?

В ходе аналитической работы могут возникнуть и проблемы корректировки авторских замыслов, ТвстречныеУ предложения. Иногда в результате активной составительской и формообразующей работы дизайнер со своей концепцией становится соавтором. Во всех случаях активная идейно-тематическая и организационная работа ведется с первого шага.

Как правило, полное знание об объекте проектирования и четкая цель в работе, отраженные с уверенностью и в острой художественной форме, оказывают благоприятное воздействие на заказчика и потом на потребителя.

За периодом осмысления и подготовки для каждого дизайнера следует не измеряемый обычными мерками временной период. Наступает процесс творчества. Перед дизайнером масса противоречивых методик, калейдоскоп образных систем, ряды композиционных приемов, конструкций, предметно-пространственных связей, гибкий, постоянно меняющийся графический язык прошлого, настоящего и, возможно, будущего, явлений моды, стиля... Он в выборе пока не уверен. Иногда он склоняется к логике, чаще движим в выборе средств и методов сущностью самого объекта, который заставляет художника делать то, что генетически органично для этого текста, этого смысла, этой задачи. А если прибавить ко всему собственную жизнь материалов и инструментов и неожиданные чарующие эффекты, вдруг возникающие помимо воли творца, то, кажется, можно утонуть в этом море возможностей, входов и выходов. Недаром многих художников в начале работы преследует испуг, оторопь, чувство беспомощности.

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

Но вот, когда найдены «ключи» к анфиладе проблем, установлен центр, где оживет кульминация, выстроены магистральные линии и уровни, и забрезжил свет на пути к отыскиваемой большой форме, удобной в развитии и тесно связанной с заданным содержанием, на душе становится легко и радостно и начинается кропотливое строительство многокомпонентного здания — издания, где все вытекает из всего.

Добавлю, сублимация всех избранных художником средств и методов в творческой работе даст хороший (или достойный уважения) результат, если он отбросит опасения типа: «А что скажет по поводу моего проекта заказчик?», «Поймет ли читатель?», «Как к этому отнесутся коллеги?» Это вопросы внутреннего редактора — врага художника. Нужно «выдавить из себя по капле» внутреннего редактора и говорить себе: «Я сделал все, что хотел и мог. Я уверен что мой проект лучший» Без этой уверенности работа не может быть закончена.

Высказанные здесь соображения — суть фрагменты учебных планов и методики обучения молодых художников-графиков Московской академии печати, ранее именовавшейся Полиграфическим институтом. Давние и прочные традиции школы В.А.Фаворского, А.А.Сидорова А.Д.Гончарова, В.В.Пахомова, В.Н.Ляхова бережно хранятся и пополняются уже четвертым поколением преподавателей, выросших в основном из Полиграфа и имеющих большей частью богатую практику в издательских делах. Кроме того, они настоящие шестидесятники — их творческий путь начался в средине шестидесятых годов.

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

Одна из важнейших традиций — строить обучение на комплексе дисциплин, способствующих становлению системного мышления художника, охватывающего проблемы цельности, эстетической ценности, фукциональной направленности в творчестве.

Школа всегда опиралась на шедевры мирового искусства и умно обходила борьбу с ТформализмомУ в 20-х — 30-х гг., так называемую «культурную политику Партии», сталинские, ждановские, ильичевские и хрущевские разносы. Ей был чужд квасной патриотизм. Она мгновенно подхватила в 60-х гг. возрождение методических основ дизайна Лисицкого, Татлина, Родченко, Степановой, Телингатора, впитала систему швейцарской школы и, постоянно внося коррективы, диктуемые Временем, формировала методические принципы проектирования 70-х — 90-х гг.

... И вот прошли защиты дипломных проектов 1995-96 гг. Конечно, неожиданных решений мы не предполагали — как-никак, руководили работой профессора и доценты факультета. Но только на защите видны во всей полноте сами проекты и новые взгляды на печатные издания молодых людей, сформировавших свое морвоззрение в годы свободы высказываний, свободы творчества, в условиях перелома издательской системы и решительной смены тематического «ассортимента».

Комиссия, принимавшая защиты, отметила в каждой работе ее направленность на определенного читателя и ориентацию в среде использования. Не вызывала сомнений адресация работ — где и как будут функционировать эти книга, учебник, справочник, плакат, фирменные бумаги, упаковка, календарь, графический лист. Привлекла изобретательность в конструкциях книжных переплетов, блоков, календарных листов ...

Основой каждого проекта была типографика, а «украшением» (конечно, органичным) — циклы иллюстраций и богатые переплеты. Кому как не студенту, да еще дипломнику, не задействовать дерзкие решения в компоновке текстов, в верстке заголовков, иллюстраций, не использовать редкие и дорогие материалы, многокрасочную печать, уникальные техники офорта, акватинты, лависа или коллажа, компьютерной графики, раскраски от руки тиражных оттисков...

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

Типографика — объект особого внимания. Сейчас дизайнеры изданий и школы графики всего мира зажили по-новому в связи с появлением замечательных компьютеров, синтезирующих все инструменты графика и имеющих сложнейшие издательские и графические программы, обновляющиеся чуть ли не каждый год. Скорость, точность, множество инструментов при широком диапазоне их настройки, бесчисленные гарнитуры шрифтов и их варианты, фантастические наборы цвета, преобразователи изображений, мгновенная прокрутка вариантов решений и легкая корректировка любого объекта на экране..., всего не перечислишь, — изменили психологию, систему мышления, методику работы художника. Наступила новая эра в творчестве графиков.

Пришла не только новая система мышления, но и новая лексика. И так захотелось пересмотреть взаимодействие текста с типографикой, применить новые возможности его интерпретации, что покатилась по свету за «новой волной» — «следующая волна».

Эта тенденция была подхвачена дипломниками. Особенно выделилась новой типографикой работа М.Белоусовой над «Игрой в бисер» Германа Гессе. Внимательное чтение заворожившего ее текста и стремление активно его интерпретировать в композиционном, смысловом и интонационном планах вылились в активно «дышащее» пространство полосы набора, где обычное авторское членение текста на главы и абзацы значительно и рискованно дополнено членением на смысловые блоки, имеющие основательные пробельные поля, и сопровождением текстового набора ненасыщенными по тону серо-охристыми фигурными плашками, размерно связанными с длинами и колонками срок. Так же свободно «дышит» интерлиньяж, что, по мысли автора проекта, должно воздействовать на ритм чтения. Змысел смел и привлекателен. Он опирается на острый, присущий Гессе литературный стиль. Интересен как тенденция и напоминает опыты футуристов и конструктивистов — поэтов, дизайнеров (и поэтов-дизайнеров) первой трети ХХв. Д.Бурлюка, В.Каменского, В. Крученых, В. Маяковского, пространственно выстраивающих свои стихи и графические высказывания в четко фиксированной визуальной ритмике. Для дипломной работы, макета экспериментального активное использование возможностей компьютерной верстки, конечно, приветствуется. Только пока не найден еще ответ на вопрос: «Нужно ли это читателю?» Может быть, интерпретация художника вступит в противоречие с восприятием текста читателем? Ведь, как известно, сколько читателей — столько и смыслов и образов в каждом литературном произведении...

Проект А.Сушковой, посвященный «Мемуарам Гольдони, содержащим историю его жизни и его театра» в типографике изящен. Каждая рядовая страница его — просто с текстом и пагинацией или с декоративными рисунками, театральность пластики которых органична книге, гармоничны. В эту гармоничность включены и оригинально набранные примечания. Полосы набора как бы уступают место им там, где это необходимо, без отсылок читателя в нижнее поле или в конец книги. Гибкость наборной полосы, конечно, могла быть обеспечена только специальной компьютерной программой верстки. Вторая часть работы А.Сушковой была посвящена дизайну справочника «Лекарственные растения. Способы применения их в народе». Вполне естественно,что в ней ведущую роль играет поисковый инструмент. Здесь не может быть настроенности на непрерывное чтение, а нужны прежде всего облегчение поиска нужных справок, полнота и достоверность информации. В книге удачно применен способ демонстрации лекарственных растений при помощи цветных фотографий, обработанных «в обтравку», с условной тенью, создающей эффект объемности. Текстовые сообщения четко разделены по значениям при помощи подбора внутригарнитурных вариантов и использования различных кеглей шрифтов, а также модульной системы верстки.

В ряду информационно-справочных изданий находится и «Телефонная книжка-справочник для детей»

Этот проект удачен по теме, которая, кажется, не разрабатывается в наши дни и ждет своего автора и издателя, и по форме, построенной привлекательно в материальном поисковом ряду.

Информационные функции в соединении с презентационными качествами отражает проект календаря «Натюрморт» на 1996 г.

Календарь оформлен в традициях фирменных презентов и авторских типографических изысков, которыми обмениваются коллеги при доверительных отношениях в канун Нового года. Оригинальность формы и индивидуальность почерка дизайнера ставится на первый план и расценивается как откровение, а круг адресатов сужается до избранных. Вообще работа над иллюстрированным и декоративным настенным календарем часто привлекает студентов. Например, использование своих гравюр или живописных работ в циклах , посвященных одной теме, и примет, отражающих время, в соединении с «численником» (сеткой дней, недель и месяцев) становится увлекательной композиционной работой. Можно привести еще один пример перекидного календаря, предложенный Н.Майстер: в его основу положена пластика каллиграфии в столкновении с модерной наборной гарнитурой и орнаментикой, в сумме отражающими времена года.

Многие выпускники Полиграфа стремятся проиллюстрировать литературные произведения. И здесь начинается сложнейшая работа проникновения в текст, поиски средств, отражающих, дополняющих или интерпретирующих вербальное в иконическом. Кафедры факультета не навязывают исполнителю проекта какой-то одной модели, диапазон графических образов так широк, что его можно очертить от натурных зарисовок и фотореализма к символическим или знаковым композициям и далее к изображениям, близким к абстракции, где доминирующими становятся контакты по линиям настроения, состояния, эмоций, ассоциативно сопровождающих текст.

Иллюстрирование художественной литературы многие относят также к графическому дизайну. Это не самостятельный вид графического искусства, а прикладной или дважды прикладной. В нашей искусствоведческой среде это творчество обосабливают. Союз художников настойчиво проводил выставки иллюстраций, отрывая их от предмета Книга — ее наборного текста, пространственно-временных качеств, форматов, объемов переплетов и полиграфического воплощения, которое является существенным и завершающим действом в цепи творческих процессов. Спора нет: иллюстрации должны находиться в тесной связи с содержанием, художественными образами, структурой и стилем литературно-художественного произведения. Но они должны гармонировать не только с текстом, но и с обложкой, фронтисписом, заставкой и концовкой и внутритекстовыми формами. К тому же каждый художник по-своему видит текст...

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

И.Лукьянов выбрал для иллюстрирования классику — трагедию А.С.Пушкина «Борис Годунов» (в технике литографии). Обладая хорошим опытом в рисовании и типографическом искусстве, он достиг блестящих результатов, которые воплотились в цельном и стильном томике. Любопытно отметить, что в его работах заметен дух московской школы гравюры и книжной системы. А вот в композициях текста и иллюстрациях к «Плих и Плюх» Даниила Хармса, созданных Т.Кормер, можно заметить след питерской (ленинградской) школы В.Лебедева и вообще времени российской книжной культуры 20-х — начала 30-х гг. Это некое ретро, но вполне уместное и органичное.

В проекте научно-популярной книги Е.Иванова ТМеткое московское словоУ также применена активная акцентировочная типографика, которая реализовалась не без компьютерных средств. Рассказ об обиходных и типичных словах и выражениях различых старомосковских сословных групп: мастеровых, приказчиков, буфетчиков, извозчиков, барынь и нянек автором проекта А.Никаноровым сопровождается документальными фотографиями, репродукциями рекламных объявлений, визитками и другими иллюстрациями, которые делают информацию объемной и вводят читателя более полно в среду обитания москвичей из недалекого прошлого. Именно в таком развитии и дополнении текста предстает важнейшая сторона работы над книгами научно-популярной тематики.

Наше время вынесло на книжный рынок великое множество журналов. Возник дефицит мастеров журнального дизайна, что и стимулировало выбор соответствующих дипломных тем. Четверо дипломников представили к защите проекы журналов: К.Заев — «Рыболов-клуб», А.Трофимов — «Россия», П.Бородин — «Журнал для музыкантов-любителей» и А.Крысов — «Вестник ассоциации Экономическое образование». Найти единство для разрозненных статей и других материалов журнала, отработать знаки-сигналы-рубрики разделов, дать универсальность, способную впитать в свою типовую структуру все новые и новые от номера к номеру публикации, пронизать пластически определенным стилем верстку, заголовки, поисковые средства, рекламу, «одеть» журнал в выразительную и зазывную обложку — вот еще не полный перечень работ, проводимых в комплексе или, точнее, в диалектическом единстве дизайнерами журналов.

Плоды Полиграфа, или «Плоды просвещения»

Мне остается прокомментировать еще одну работу. Редко график ищет изобразительне формы, адекватные музыке. Выпускник этого года представил проект либретто к «Реквиему» Джузеппе Верди. Музыка, как правило, не иллюстративна. В ней господствуют настроения, состояния души, эмоциональные переживания. Ее интерпретация в фигуративных рисунках или абстрактных композициях всегда субъективна. Но почему бы не попытаться пройти по грани, показать свое восприятие и свое мастерство в типографике и пространственно-временной композиции буклета? Самовыражение художника ныне не осуждается... Именно это и видно в представленной работе.

Руководители дипломных проектов — автор этих строк, доценты кафедры графического дизайна В.Е. Валериус, А.Б. Коноплев, Ю.Н. Маркаров и в целом вся кафедра, конечно, разделяют с дипломниками их успехи и неудачи. Расставание с полюбившимися молодыми художниками всегда бывает грустным, но радостно сознавать, что они входят в жизнь подготовленными к решению сложных творческих задач на базе современных и прогрессивных взглядов, хорошо усвоенных методики и технологии проектирования.

Добавлю к сказанному, что взлеты и падения старых и новых издательств, графических бюро и журналов, выставок, частично отраженные в этом номере, создавшие чуткие (и жуткие) весы в раздаче заказов и распределении рабочих мест, сменах требований к дизайнерам, переменах в настроениях и возможностях спонсоров и пр., и пр. — это не чьи-то дьявольские замыслы, а естественная ситуация и живая ткань издательской культуры, обретшей Свободу и вступившей в электронную эру. Те, кому стало страшно или неудобно, пусть оценят прежде всего себя и все вокруг с высоты птичьего полета.

Художественная школа Полиграфа всегда была озабочена подготовкой профессионалов широкого профиля, которые найдут силы противостоять халтуре, безвкусию, инфантильности и терпеливо и мужественно проложат себе перспективный путь в трудные годы российской культурной эволюции. Школа жива и действует. Напомню, что многие наши и зарубежные художники в трудные времена, даже в условиях неприятия их произведений, создавали шедевры.

Оцените эту запись блога:
«Да» и нет: Владимир Kричевский, Александр Малковс...
...И корабль плывет?: интервью с Василием Валериус...
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
18.08.2017
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Исторические фото