Жертвы моды… БЕНЕДЕТТА БАРЗИНИ…

Бенедетта Бардзини — одна из самых красивых и знаменитых итальянок в модельном бизнесе. Много работала в США, став в 70-е лицом фирмы Donna Karan. Ныне — литератор, историк, профессор. Про моду знает все и судит о ней строго и нелицеприятно — с позиций убежденной феминистки. Может быть, иногда это звучит слишком строго, но, по нашему мнению, страстный голос Бенедетты Барзини должен быть услышан.

О моде принято говорить щебечущим языком дамских журналов: «тенденции», «новации», «цветовая гамма»… Но мы вполне сознательно решили избежать привычного щебета, посчитав предмет наших размышлений  достаточно серьезным и важным. Потому что мода — это не только одежда, которую мы с вами носим. Мода — психология отношений мужчины и женщины, это огромная индустрия, на которой основано благосостояние целых стран и народов. И наконец, это тайная война, которая идет без передышки уже целый век и у которой нет победителей и побежденных. Есть только жертвы. Жертвы моды!

Наверное, все-таки лучше начать с того самого момента, когда занавес, на котором вышиты золотом две латинские десятки — ХХ — поднялся и круг сцены с основными персонажами резко качнулся куда-то влево. Все тогда сдвинулось с места. Все бросились путешествовать на трансатлантических судах, по железным дорогам, в автомобилях и на первых аэропланах. Женщины в корсетах и шляпах, наподобие цветочных клумб, мужчины в белой чесуче и канотье. Шляпы не помещались в салоны автомобилей, чесуча быстро мялась и становилась черной от гари. Обширный багаж требовал большого количества носильщиков, лакеев, горничных. И это была лишь первая, самая скромная плата за прогресс и за новую моду, которая, кстати, вскоре отменит и цветочные клумбы на голове, и корсеты, и цилиндры, и неподъемные кофры. Век потребует большей мобильности.

БЕНЕДЕТТА БАРЗИНИ

Мужчина был призван в производство и не мог стать потребителем. Мужчина приобретал недвижимость, женщина — обстановку, еду, одежду для всей семьи. Рынок обратился к женщине. В качестве средства для этого он использовал, конечно, журналы. Женские журналы существовали давно, но никогда их не возникало столько, сколько в ХХ веке. Все они были задуманы с одной целью — засвидетельствовать четкую границу между женщиной и мужчиной. (Даже в наше время преобладает настойчивое стремление отделить женские интересы от интересов мужских. С глянцевых страниц женщине настойчиво втолковывают, что должно чувствовать, как готовить, что носить, шить, вязать, исключая всякий намек на ее политические взгляды и мысли о положении дел в мире.)

Что касается невиданной активизации в мире моды ХХ века, то тут пусковым механизмом послужило умелое использование слова «элегантность». Быть «элегантной» стало для женщины главным: она должна была соответствовать достигнутому мужчиной уровню и подтверждать собой его респектабельность. Что на самом деле означает «элегантность», не знает никто. Не существует четкого определения этого понятия. Нечто весьма абстрактное, по смыслу рифмующееся со словами «стильный», «модный», «шикарный». До индустриальной эры никому и в голову не приходило назвать какую-то одежду «элегантной». Разве станем мы говорить об «элегантности», глядя на полотна эпохи Возрождения? Мы можем разве лишь отметить гордый взгляд, богатый убор, достойный вид. (У меня нет охоты перечислять имена женщин, прославившихся своей элегантностью, даже знаменитых актрис или выдающихся ученых, как мадам Кюри. Мне хотелось бы мысленно устремиться к поэтам, таким, как Анна Ахматова или Марина Цветаева. К таким неуступчивым и стойким женщинам, как Симона Вайль или Симона Бавуар, и, честно говоря, мне совсем не важно, что они там носили. Хотелось бы также сейчас подумать о незнакомых и не встреченных мною никогда женщинах, что занимают место песчинок в безлюдной пустыне женского движения за право на собственный выбор и собственные мысли.) Стало быть, понятие «элегантность» рождается наряду с концептом моды. В таком случае возникает вопрос: а что же такое мода? Если попытаться сформулировать строго по-ученому, это экономическое явление, основанное на необходимости менять одежду в зависимости от предложений рынка, возникающих на основе фантазии дизайнеров. Вот и все.

БЕНЕДЕТТА БАРЗИНИ

На протяжении нескольких веков законы женской элегантности традиционно диктовал Париж, и женщины стремились стать «элегантными» во имя новой парижской моды. Во всех частях света они с трепетом ожидали предписаний, чтобы заказать новую шляпку или вечернее платье. Намереваясь бегло проанализировать развитие моды за последние сто лет, я должна, очевидно, начать с первых кутюрье в современном смысле этого слова. Первым, самым значительным, был англичанин Чарльз Фредерик Ворт (1825-1895), любимец императрицы Евгении, жены Наполеона III. Он заменил неудобный кринолин накладными пуфами, шлейфами, туниками. Разработал платья для Сары Бернар и Айседоры Дункан. Затем, к 1910 году в среде интеллектуалов-космополитов стал необычайно популярен Поль Пуаре (1879-1944). Пуаре использовал идеи таких ярких личностей, как Пикассо, Бакст, Стравинский, Дягилев, Аполлинер, питал страсть к фольклорному орнаменту, ездил на Украину, в Японию, Африку, в арабские страны, где черпал вдохновение для создания своих потрясающих экзотических платьев… В те годы еще существовала тесная связь между разными видами искусства и ремесел. Художники — например Мариано Фортуни (1871-1949), испанец, осевший в Венеции, изобретатель тканей, навеянных старинной парчой, и туник в мелкую складку, — или магазины Liberty в Лондоне с их культом индийских рисунков могут служить наглядным примером европейской экспансии и жажды овладеть всей красотой мира. (Тогда-то и возникла весьма характерная для западной моды традиция как бы выклевывать из разных этносов детали, а потом лихо присваивать их себе, объявляя это новой тенденцией или острым хитом сезона.)

И наступает триумф Коко Шанель (1883-1971). То есть, строго говоря, современная эпоха моды. Шанель освобождает женщину от футляров, корсетов, пуфов и всего прочего. Потом в непрерывной карусели обновления многое из того, что было ею решительно отменено, благополучно снова вернулось в моду. Кринолины, бюстье, различные застежки, стесненные или освобожденные груди продолжают возникать в новых коллекциях и женских журналах с основополагающими предписаниями, как быть модными и «элегантными».

В конце 40-х грядет New Look Кристиана Диора, призванный восстановить буржуазное благосостояние и душевное равновесие. И к тому же возник совершенно особый рынок — молодые люди. Они сорят деньгами, они образованны, непринужденны, рассерженны. Среди них много англичан. По большей части это мужчины. Они любят джаз и мотоциклы. Носят черные костюмы и узкие галстуки. Их называют «модз» и «тедди-бойз»… Именно из Лондона покатилась первая волна странного восстания, может быть, рожденного исключительно желанием не походить на родителей. Оно распространилось в Америке и стало движением хиппи, движением протеста.

Коренной вопрос «ревущих 60-х» в том, что впервые моду диктует не королевский двор, а просто двор. Иными словами, законы диктует не элита, не герцогиня Виндзорская и даже не Брижит Бардо, а народ. Те же правила в ходу для более поздних движений, как панки или рэпперы. «Уличный стиль» предлагают множество компаний (как Benetton или Diesel), которые выпускают одежду на основе информации, собранной повсюду в мире. Результат очевиден: все молодые люди носят одно и то же, слушают одну и ту же музыку и потребляют одну и ту же fast food. Культурные различия перемалываются на центрифуге огромного супермаркета «Made in the USA».

БЕНЕДЕТТА БАРЗИНИ фото

…И с тех пор идет постоянное утомительное мельтешение разных картинок (по-английски это называется zapping), вроде того, какое бывает, когда люди судорожно переключают телеканалы и в результате не видят и не слышат абсолютно ничего. Наваждение скорости, жесткая конкуренция и борьба за прибыль привели к тому, что новая мода формируется каждые полгода. Витрины предлагают новые коллекции через каждые два месяца. Разумеется, это имеет отношение только к женской моде. Почему же мужская одежда не меняется с такой же поспешностью?

Попытаюсь объяснить.

В нашей цивилизации есть зримо стойкие вещи. Назову две. Одна из них — греческая колонна. По сей день она остается единственным архитектоническим элементом, способным придать сооружению внушительность. Колонну используют при возведении гробниц, банков, государственных зданий и частных вилл. Ничто не может сравниться с нею по значимости. Другой пример — мужской пиджак. Это одежда, которая является абсолютным показателем современности, эффективности, респектабельности. Что общего у греческой колонны с мужским пиджаком? Симметрия.
Сила может быть выражена только симметрично. Какими бы ни были формы женской одежды, они редко бывают симметричны — скорее летучи, изменчивы, прихотливы. Но на этой эфемерной изменчивости и держится все громоздкое здание современной моды. А если это так, могу смело утверждать, что женская мода в точности соответствует незначительной роли женщины в нынешнем обществе. В моде zapping решает все, приводя порой к довольно плачевным результатам. Нас заставляют носить одежду абсолютно вне всякого контекста и менять ее без всякого смысла. Зачастую нам невозможно понять вкус какого-либо стиля, потому что нет времени распробовать его и истолковать по-своему. Поэтому мода становится не столь уж и существенной. Каждая культура выбирала для своего развития какой-либо вариант повседневной одежды. Пиджак и брюки (или юбка), чтобы выглядеть кредитоспособными, джинсы, T-shorts и теннисные туфли, чтобы поехать за город. Что еще нужно для жизни А нужно много всего — шик, блеск, glamour..

То, что сегодня показывают на подиуме, лишний раз служит разделению людей по уровню доходов. Все чаще теперь мы видим наготу или одежду прозрачную до такой степени, что уже и скрывать-то нечего. Женщины все так же холят свое тело, потому что тело может быть одето, намазано кремом, татуировано, выщипано, модифицировано. Тело женщины и является главным заложником рынка. Оно помогает продавать товар и сегодня, как и вчера, как и сто лет назад. Интересно, что на исламском Востоке женское тело тщательно укрывают, а на христианском Западе — обнажают. Аллах считает, что женщина не должна показывать даже мизинец, а наши стилисты полагают совсем наоборот.

А женщины? Что думают они? Неизвестно. Молчат. Повинуются, повторяя, как «Отче наш», предписания модных журналов. И покупают, покупают, покупают…
Да, они вольны изучать Платона, Аристотеля, Хайдеггера или Кастанеду, восхищаться деяниями Петра Великого или Марко Поло. Но, поскольку до сих пор не заложены даже основы женской философии, а из истории женщина исключена как малосущественный персонаж (одной Екатерины Великой явно недостаточно), поскольку в нынешнем веке так и не сложилась культура, учитывающая отличие женщины от мужчины, история пойдет вперед с киберпространством, этническими чистками и все с той же безропотной раскрашенной заложницей моды, несчастной жертвой мужских страстей, амбиций и честолюбий.
Занавес века падает, закрывая все ту же сцену насилия и дисгармонии, что и сто лет назад.

Перевод с итальянского: ОЛЬГИ МАРТЫНЕНКО

Персоны, определившие моду ХХ века

Те, кто создавал моду:

  • 1900-1920 годы: Чарльз Ворт, Мадлен Вионне, Лев Бакст, Коко Шанель, Эльза Скьяпарелли, Леви-Страус.
  • 1920-1960 годы: Кристобаль Баленсиага, Кристиан Диор, Жан Пату.
  • 1960-1990 годы: Юбер Живанши, Мэри Куант, Валентино Гаравани, Джанни Версаче, Ив Сен-Лоран, Калвин Кляйн, Барбара Хуланики (Biba), Пьер Карден.
  • 1990-е годы: Джанфранко Ферре, Джорджио Армани, Реи Кавакубо (Comme des Garsons), Йоджи Ямамото, Муччия Прада, Том Форд (Gucci), Жан-Поль Готье, Вивьен Вестуд, Карл Лагерфельд, Джон Гальяно.

И те, кто внедрял-интегрировал моду в жизнь: 

Айседора Дункан (великая танцовщица), Жозефина Бекер (певица и танцовщица кабаре), Мися Серт (подруга С. Дягилева, энтузиастка «Русских сезонов»), Марлен Дитрих (кинозвезда), Беттина (манекенщица, жена Ага-хана), Жюльетта Греко (певица, муза экзистенциализма), Одри Хепберн (кинозвезда), Герцогиня Виндзорская (одна из самых элегантных женщин Европы 1940-1960-х годов), Грейс Келли (кинозвезда, ставшая принцессой Монако), Диана Вриланд (главный редактор американского Vogue), Жаклин Кеннеди-Онассис (жена 35-го президента США.), Твигги (самая популярная модель 60-х), Палома Пикассо (художник, ювелир, модель), Клаудиа Шиффер (супермодель), Анна Бурда (владелица издательского концерна), Мадонна (королева попсы), Принцесса Диана (образец элегантности 90-х годов).

… и это далеко не самый полный список персон которые определили бытность моды не только прошлого столетия но и оказали огромное влияние на современную моду!

 

Оцените эту запись блога:
Ральф Лорен (Ralph Lauren) - биография
Вивьен Вествуд (Vivienne Westwood) - стиль бунтарк...

Читайте также:

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
20.11.2017
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Исторические фото